About Irina
Translation & Interpreting
Copywriting
Creative Writing
Links
Contact me
Feedback
Email Me

А-РИ-ЗО-НА


 

А-НО-ЗИ-РА

Почти палиндром.

По вопросу этимологии названия Аризона единого мнения нет, в числе основных гипотез — испанская и индейская. Название штата происходит от переданного испанцами слова индейцев племени пима — «место маленького ручья», на языке племени ацтеков — «рождающий серебро». (Источник: Wikipedia)

 

 

В ролях: Лана

              Григорий (по центру)

             Ирина

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

“Аризонская мечта”, фильм Эмира Кустурицы - это все, что я знала об Аризоне. Невзирая на мою страсть к путешествиям, мое воображение никогда не переносило меня в эти пустынные, как мне казалось (согласно почерпнутым из фильма образам), земли. Наверно, потому что невозможно мечтать о том, чего совсем не знаешь. Вот такой оксюморон: мечтать о том ,что уже тебе знакомо - бессмысленно, а о том, чего совсем не знаешь - невозможно.

Я в самолете, кружащим над Денвером словно белый ворон в ночной тьме, рассекаемой молниями. Я, как обычно, сижу у иллюминатора и на этот раз, я вглядываюсь в него в напряжении. Молнии сменяют одна другую почти беспрерывно. Но вот самолет снижается, пилот оказался настоящим мастером, видимо, имеется аналогичный опыт. В здании аэропорта я время от времени наталкиваюсь на таблички с устрашающим названием: ‘Tornado Shelter’ – “торнадо-убежище». Штат Колорадо, хоть  и в меньшей степени по сравнению с Техасом и Луизианой, также подвержен торнадо. Колорадо необычайно красивый штат, по крайней мере, та его часть, которую мне удалось увидеть. Сердце золотой лихорадки, здесь все тропы повествуют о золотоискателях. В центральной части территория штата пересекается с севера на юг хребтами Скалистых гор. Они образуют так называемый Великий континентальный раздел: реки, протекающие западнее этих гор, относятся к бассейну Тихого океана, а те реки, которые находятся восточнее, относятся к бассейну Атлантического океана. Так что я снова на границе двух океанов. Величественные горы и свежий воздух как глоток кристально чистый воды из источника – так мне запомнилось наше недолгое пребывание в этом штате. Раз мы здесь оказались, хочу развеять миф о Колорадском жуке. Своё название этот полосатый любитель картофеля получил в 1859 году после того, как опустошил картофельные поля в штате Колорадо, но настоящей его родиной является Мексика. Позже с грузами на пароходах жук-картофелеед пересёк Атлантический океан и впервые появился в Европе. Вот такой вот жук-путешественник. Не все же европейцам Америку открывать.

 

 

Аризона

Аризона – песчаные бури, пустыня, кактусы, пятидесятиградусная жара, Гранд Каньон и опять-таки фильм Кустурицы – это весь запас знаний о штате, которые я аккумулировала к своей поездке. Тем не менее, какие бы ожидания у меня не были в отношении Аризоны, у меня нет сомнений, эта сюрреалистическая земля превзошла бы самые невообразимые.

«Я объездил весь мир, был на всех континентах, и за всю жизнь я сделал всего одну фотографию – фотографию Гранд Каньона. Это место неописуемо. Ничего красивее я не видел ни до, ни после. Вы обязательно должны там побывать», - говорит нам дружелюбный таксист, эмигрант из Израиля, по пути в аэропорт Денвера. Сегодня мы направляемся в Феникс, где, согласно прогнозу, нас ожидает испепеляющая жара. Но, следуя легенде, я рассчитываю на непременное воскресение.

В коридоре, соединяющем самолет со зданием аэропорта, меня накрывает волна горячего воздуха, но через мгновение мы уже скрываемся в прохладе кондиционированного здания аэропорта. В Аризоне отсутствие кондиционера в помещении незаконно.

Нас встречают Лана  и Фил, сразу же чувствуется тепло и радушие. Лана очень красива, я замечаю изумительное бисерное колье и серьги на ней в  моем любимом цветовом сочетании- зелено-синие. Я восхищена, осознавая, что это ее работа, она – ведущий в США мастер по бисероплетению, за несколько лет заслужившая себе международное признание уникальностью своих работ, при этом она щедро раскрывает свои секреты и обучает своим техникам, которые уже определяют как Школа Ланы Мэй. По приезду домой Лана приводит меня в свой «рабочий кабинет», я беру название в кавычки, поскольку это настоящая «Янтарная комната», вернее «Бисерная». Мне не верится, что такое возможно создавать собственными руками. Впечатление усиливается еще тем, что единственное, что Я когда-либо попыталась сделать сама, вынужденная к этому школьной программой уроков труда, это был шарфик, который я старательно вывязывала, потому что хотела, чтобы он был длинным. Длинным – получился. Метра четыре. А еще - очень узким, вернее, не сказать чтобы узким, он просто скручивался. Так что уверенно заявляю, веревки вить, или, скорее, вязать (для этого требуется особое мастерство) я умею:). Однако не работа рук сама по себе восхищает меня больше всего, но возможность, умение выразить свой внутренний мир, и больше - так, как никто до этого не выражал, с этим приходит осознание его неизбывности. Это то, что я думаю и ощущаю при виде этих работ. Лана (www.lana-bead.info) дает уроки, и этому можно научиться при желании и усердии, безусловно, непременных атрибутах любого процесса обучения, но не созиданию нового. В этом – суть таланта художника. Она каждый день предлагала мне надеть новое колье, сообразно наряду. Я чаще отказывалась, не потому что мне не хотелось, конечно же хотелось –я ведь «девочка» (не по возрасту, но по половой принадлежности). Мое отношение к ее работам иное. Они словно картины, произведения искусств, которыми следует любоваться на расстоянии.

На пути из аэропорта вместо родных сердцу березок, осинок и теперь уже пальм, мелькают кактусы. Только кактусы. Но какие!! Такие даже в мультиках не рисуют. Огромные, стройные, словно подражающие кипарисам. А может, это кипарисы подражают им (немного лести -  раз уж я здесь, в АризонеJ).

О кактусах Аризоны, я думаю, написаны тома, ведь их бессчетное множество. В одном Арбаретруме, куда мы направляемся на следующий день после приезда, насчитывается 300 видов! Вот дай человеку колючку, сколько вы думаете он сможет вариаций на тему придумать?  Вот именно. А природа – бесконечность.

 

 

 

 

Гранд Каньон

Гранд Каньон (США) (англ. Grand Canyon; Великий каньон, Большой каньон) — один из глубочайших каньонов в мире. Находится на плато Колорадо, штат Аризона, США, на территории национального парка Гранд-Каньон. Прорезан рекой Колорадо в толще известняков, сланцев и песчаников. Длина каньона — 446 км. Ширина (на уровне плато) колеблется от 6 до 29 км, на уровне дна — менее километра. Глубина — до 1600 м. С 1979 года Гранд-Каньон входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. (Источник: Wikipedia)

Наконец-то! ...Are we there yet?)

Наш путь из Феникса лежит через Флагстафф. Я поражена сменой ландшафта и климата. Удушающая пятидесятиградусная жара пустынного Феникса растворяется в хрустально звонком воздухе Флагстаффа, расположенного в каких-то 150 км от столицы. Пустыня и кактусовые чащи  сменяются сосновыми лесами и горами. Зимой Флагстафф весь покрыт снегом и горнолыжниками.  Этот городок напоминает мне Англию, уютные узкие улицы, с музыкальными магазинами и бутиками предметов искусства, милые кафе и рестораны. Здесь тепло, здесь я думаю о Европе. Возможно, она мне ближе? Не знаю. Я надеюсь, что когда-нибудь я найду место, географическое место, которое я смогу назвать своим домом… признаюсь, что совсем недавно, я осознала  наконец, что живу в Черногории, что я там не временно. И мне стало тепло и хорошо от этой мысли. Возможно, это и есть определение дома.

В детстве я мечтала отправиться на край света. И даже однажды подговорила своего дедушку. Мы собрали вещи, бабушка накормила нас варениками с творогом, и мы отправились в путь –через нашу бесконечную, как мне тогда казалось, садовую аллею, обрамленную с обеих сторон виноградом, выходящую к бескрайнему аптечному полю. Дойдя до конца сада, дедушка сказал: «Ну вот, внученька, мы и пришли». Это, я думаю, было мое первое серьезное разочарование. Дедушка бесконечно любил меня, я я ничего ему тогда не сказала, но твердо знала, что когда-нибудь я найду свой край света… И годы спустя нашла – в Южной Африке. Теперь в Аризоне –  в Гранд Каньоне, стоя на края скалы, я понимаю, что более крайнего Края мне вряд ли найти.  

 

Мы идем по тропе, выложенной камням, специально выбирая окружной путь, не вдоль каньона, я не хочу увидеть его сбоку, «по ходу». Я хочу неожиданности, чтобы дыхание прервалось от восторга, чтобы он предстал Вдруг, во всей полноте своего величия. И дыхание прерывается.

Я замираю от восторга, или чего-то большего, для чего у меня не находится вербального выражения, так необъятна мощь и необъяснимая красота этого места. Это не просто пропасть, щель в земле. Земля здесь расступается, обнажая диковинные массивы скал, уходящих глубоко внутрь планеты… как далеко еще до ядра? Миллионы километров. Но кажется, совсем рядом. У меня чувство, что эта Щель бесконечна, через нее можно пролететь сквозь планету, и оказаться в космосе. И, возможно, если повезет, найти новую Землю…ведь это уже не миф, и обязательно произойдет в наш век, об этом нам поведал ученый-гид из Обсерватории во Флагстаффе, городе, где уличное освещение с наступлением темноты приглушается, чтобы исследователям неба было лучше видно звезды. Здесь они открыли Плутон, и еще, здесь они твердо знают, что мы не единственные во Вселенной.

Я наблюдаю за полетом черной птицы с огромными крыльями – это Калифорнийский Кондор (Gymnogyps californianus). Она парит, устремляется вниз и снова взмывает вверх. Мне кажется, ей, непременно, удается пролететь сквозь землю… Внизу едва различима узкая изумрудно-лазурная полоска реки Колорадо. Скалы слепят тысячами оттенков и форм. Не оторваться. Я тоже хочу парить как эта птица. И приближаюсь к самому краю каньона, сажусь на камень и стараюсь впитать в себя эту мощь, эту невыразимость. Думал ли о Гете о Гранд Каньоне, когда писал своего Фауста? Но, несомненно, это место вдохновило немало творческих людей, возможно, гениев,  открывших здесь свою гениальность.

 

 

Я наблюдаю за художником, сидящим с мольбертом на краю каньона. Он что-то видит, чего не видят другие, отстраняется от картины, вглядывается в каньон и добавляет новую краску. Его картина – в стиле импрессионизма, он добавляет оттенки красного, желтого, голубого. Я наблюдаю за ним и стараюсь увидеть те же цвета, посмотреть его глазами.

Мы продолжаем путь вдоль каньоны, он непрестанно изменяется, коричневые скалы сменяются красными, серыми, покрытыми деревьями, время от времени в скалистых стенах зияют пещеры. Мы идем по «тропе времени», встречая диковинные камни, их возраст указан: 700, 800... миллионов лет.

Нет, это даже не возврат в прошлое.  Гранд Каньон - это прикосновение к бесконечности. Небо разрисовано причудливыми облаками. Я видела такие только на фотографиях моего товарища американца  Рона, снятых им в Южной Джорджии в Антарктике. 25 лет он путешествовал, один обошел весь мир на своей крохотной яхте, которая вмещает в себя целую Вселенную

 

Нас сопровождают смешные белки – совсем ручные, одна, совершенно очевидно, мне позирует..нет, даже две:

 

Птицы – удивительной красоты. Здесь их бессчетное множество, настоящий рай для любителей “bird watching” (наблюдение за птицами). В Англии и в ЮАР это хобби очень распространено.

и причудливые деревья, призывно подставляющие свои ветви:                      или не очень призывно...

Мы идем долго, вдоль каньона и обратно, я фотографирую и временами мне жаль, что фотография отвлекает меня от настоящего момента, от полного присутствия в нем. Именно поэтому я раньше не любила фотографировать. Но со временем мое отношение изменилось. Я хочу запомнить, выгравировать каждый момент, каждое дыхание каньона, каждого камня.  Я подхожу совсем близко к краю, не могу удержаться. Мне хочется заглянуть в самую глубь его и столкнуться взглядом с тем, кто, возможно, вглядывается вглубь, так же, как  я, по ту сторону.

На путешествие до «дна» каньона, реки Колорадо рекомендуется отвести два дня. Мы отправляемся до первого «перевалочного пункта». Для любителей непеших прогулок предлагаются мулы, свидетельства их присутствия осязаемы).

Песчаная тропа змеится вдоль каньона. Обдумываемые сильным ветром, мы не нарушаем тишины.Высота и красота – головокружительны.

Путь занимает полтора часа, обратно нас уже застают сумерки. Уезжая, я чувствую какую-то странную тоску. Это место, словно магнит, притягивает тебя, манит вернуться. Его необъятность проникает в тебя, твои физические границы расступаются, подобно этой волшебной земле, твой дух сливается с ней в свободном полете.

Темнеет, каньон остается позади нас. Мы направляемся в Пэйдж, в 250 милях отсюда, и всего в трех от нашей следующей цели – Каньона Антилопы.

Каньон Антилопы

Теперь мне известно, откуда берет начало искусство песчаных скульптур.

Каньон Антилопы (англ. Antelope Canyon) — каньон, расположенный на юго-западе США, на севере Аризоны, рядом с городом Пэйдж (англ. Page), неподалеку от границы с Ютой, в 240 км от Великого Колорадского Каньона. Каньон получил своё название, благодаря рыже-красным стенам, напоминающим шкуру антилопы.(Источник: Wikipedia)

 

Каньон Антилопы уникален. Сокрытый под землей, он относится к так называемым «щелевым каньонам» (slot canyons), которые обычно заполнены водой и недоступны. Длина каньона Антилопы чуть больше ста метров.  Он не является национальным парком, поскольку расположен в индийской резервации и принадлежит племени Навахо.

Существует два каньона Антилопы — верхний и нижний (Upper Antelope Canyon, Lower Antelope Canyon). Оба каньона представляют собой естественно возникшие гигантские щели в песчаных скалах.В течение нескольких столетий вода и ветер вытачивали в красном песчанике углубления на несколько сотен метров.Раз в несколько лет во время ливневых дождей, Нижний каньон (куда мы и направляемся), обычно пересыхающий в течение года, затопляется водой. Во время грозы или даже при незначительных признаках её возникновения спускаться в каньон категорически запрещается — слишком велика вероятность внезапного наводнения. 12 августа 1997 года в Нижнем каньоне потоком смыло 12 туристов, 11 из которых погибли.

 

 

Переночевав в Пэйдже, мы отправляется в наше подземельное путешествие. Космический ландшафт, земля слоится кирпичной песчаной слюдой. Огненно красный песок гор застыл здесь причудливо и не осыпается от дуновений ветра.

Небо затянуто тучами, каньон закрыт из-за угрозы наводнения, но есть надежда, что ветер поменяется и облака разойдутся. Коротая время ожидания, мы отправляемся на озеро Пауэлл, находящееся неподалеку. Лазурная вода контрастирует с красно-оранжевым песчано-скалистым берегом. Они не спорят друг с другом, а дополняют. Так берег придает лазурности воде, а вода – огня краскам берега. Не устояв перед соблазном, мы погружаемся в прозрачную прохладу воды. Вскоре облака расступаются, и солнце заливает все вокруг.

Мы возвращаемся к каньону, путь открыт. В ожидании тура (теперь в Каньон можно попасть только в сопровождении гида, поскольку какие-то вандалы решили оставить после себя след, выцарапав надпись на уникальных стенах) я фотографию представителя Навахо, он не возражает. Гид-индеец весьма внушительных размеров подводит нас к расщелине в земле и к моему удивлению изящно для своей комплекции буквально просачивается внутрь и скрывается под землей. Мы следуем за ним.

И оказываемся в ином мире. Как в мультике про домовенка Кузю, который нашел свой сказочный мир в шкафу под раковиной на кухне. Мы попадаем в иное измерение. Подземный мир, мир Аида..хотя нет, здесь нет ни намека на мрак, здесь перед нами открывается волшебный дворец,где словно светит свое солнце, раскрашивая песчанные стены в миллионы цветовых оттенков, словно играя в зеркальные зайчики. Мне кажется, что это не я иду по этому узкому извилистому коридору, а бесконечно высокие стены движутся вдоль меня, извиваются, текут и непрерывно меняются.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Они то сходятся, то расступаются перед нами причудливыми формами. Вот я вижу величественное лицо Нефертити, а вот пара, застывшая в поцелуе, голова льва нависла прямо надо мной, профиль орла выкован в песке. А вот два сердца, одно против другого. Эти песчаные скалы живут. Мы отстаем от группы и прислушиваемся к их дыханию. Я провожу ладонью по безупречной глади песчаной стены, на ней не остается ни одной крупинки. 

Наш дружелюбный индеец наблюдает за этим чудом уже 15 лет, по его словам, глубина каньона за это время увеличилась на его рост. Возможно, совсем скоро земля скроет его от нас насовсем. Сarpe diem.

Высокая лестница выводит нас на поверхность. Я оборачиваюсь назад, чтобы убедиться – нет, мне это не приснилось.

Нам невероятно повезло, потому что сразу за нашим спуском каньон снова закрыли, тучи сгустились и на горизонте стала различима завеса приближающегося дождя. Мы пожали руку нашему милому гиду, и отправились в обратный путь. Отъехав всего несколько миль от каньона Антилопы, мы заметили указатель “Horseshoe Bend Trail” (тропа «Подкова») и резко свернули в его направлении. 

Зачастую самое важное и волшебное в жизни случается, когда не ждешь и не планируешь. Но только если ты готов и открыт для этого. Вот такое важное условие...

Мы у подножья крутого холма, по которому наверх уже торопятся туристы, как я позже различаю, из Франции, Израиля, Канады. Мы следуем общему течению. С вершины холма перед нами открывается широкая пустынная равнина, поросшая колючками. Нога мягко утопает в апельсиновом теплом песке. Мне нравится это чувство, и я не спешу. Я вспоминаю о Женщине в песках, Кабо Абэ. Вдали виднеется скалистый обрыв, там должно быть и находится обозначенная «подкова».

Небо, словно готовое обрушиться, низко и темно нависло над нами, придавая яркости и насыщенности краскам, которые и без того слепят глаза.

Красная окружность скалы, обрамленная зеленой каемкой леса и обвитая сапфирово-изумрудной водой Колорадо, расходящейся в обе стороны, образуя форму идеальной подковы..Я возьму ее с собой, сохраню. Это подкова на счастье, выкованная для небесного Пегаса.

Небо обрушивается на нас муссонным ливнем, он заливает все вокруг и проникает вовнутрь, наполняя меня счастьем. Мне хочется смеяться и бежать вместе с ним. Я люблю дождь, его непреодолимо очищающую силу. Промокшие до нитки, почти по пояс в красном песке, мы снова в пути. Отсюда мы уезжаем с подковой на счастье внутри.

Ландшафт снова меняется, пустыня уступает место лесам, скалы – горам. Мы останавливаемся на обочине перед зеленым полем. За ним -  горы в дымке тумана. Роса смывает остатки песка. Сила и насыщенная напряженность красно-песчаных дюн и покой и умиротворенность зеленой равнины и темных гор.  Лишь в противоречии раскрывается единство.

 

Однако, раз есть индейцы, то, естественным образом, должны быть и ковбои..

Как следует, смажь оба кольта, винчестер как следует смажь

И трогай в дорогу, поскольку взбрела тебе в голову блажь

Поехали, ладно, чего там а там хоть верхом, хоть пешком

Клянусь кровожадным койотом мы все же к чему-то прийдем

Припев:   

Что будет, то будет, Была не была

Что будет, то будет, Такие дела.

(«Была не была». Человек с бульвара Капуцинов)

Ковбо́й (англ. cowboy, от cow — корова и boy — парень) — название, употреблявшееся на Диком Западе США по отношению к пастухам скота. Эпоха ковбоев началась с 1865, когда нужно было согнать в угоны гигантские одичавшие стада быков, преимущественно на территории Техаса. Закончилась эта эпоха около двадцати лет спустя.

Лошадь зачастую была самым главным помощником ковбоя в его труде. (Источник: Wikipedia)

Американский исследователь-историк ковбойской темы Лонн Тейлор назвал ковбоя «самым легкоузнаваемым символом Америки»

Теодор Рузвельт на заре своей карьеры с 1883 по 1886 год работал ковбоем. А в 19012 он стал президентом Америки.

 

Old Tucson Studios

В отличие от индейцев, которые селятся отдельно и создают так называемые «Indian reservations» (индейские поселения) (любопытно, что такие индейские поселения существуют по собственным правилам, имеют свою полицию и не подчиняются юрисдикции штата), ковбои  живут, где хотят, я бы сказала, беспорядочно.

Прощаясь со мной в Черногории, моя бухгалтер попросила привезти ей ковбоя. Я посмеялась в ответ, думая, вот фантазерша, ковбои ведь только в фильмах... как оказалось, вовсе не только. При этом Так оказалось в первый же день моего приезда в Феникс, когда к нам в гости на вечеринку пришел Фил, сын Фила (идея неплохая, всех звать одним именем, разве нет? Никакой путаницы и напрягать память не надо).  В ковбойской шляпе и сапогах со шпорами, но дело не в этом. Будь он одет в костюм эпохи Возрождения, видя его, вы все равно подумали бы: ковбой. Видимо, эту обветренную пустынными ураганами, пропитанную лошадьми и природой суть не скрыть. Здесь действительно живут настоящие ковбои. И дабы поближе с ними познакомиться ( а также помятуя о пожелании моего бухгалтера) и приобщиться к их быту и истории мы направляемся в старый Тусан – Old Tucson Studios. Это прототип ковбойского поселения, Дикого Запада конца 19 века.  Начиная с 1939 г. здесь было снять около 300 фильмов  - настоящая мекка ковбойского синематографа.

Подобно музею под открытым небом в Киеве, представляющим всю архитектурную историю Украины, или аналогичному музею в Суздали, дающим наглядное представление о жизни в Древней Руси, Old Tuscon Studios  переносит вас в иное время, в иную реальность...

Дикий Запад. Ржание лошадей в стойле, готовых на очередное приключение со своим хозяином. Дамы в длинных платьях, прогуливающиеся с зонтиками, защищающими их белую кожу от палящего солнца, и обветренные этим же солнцем мужчины, вздымающие песок сапогами, с пистолетом в кобуре, открывающие деревянно-брусчатые распашные двери  в бар одной ногой; а в баре –кабаре, кстати, его можно не только посмотреть, но и поучаствовать.

Здесь я оказываюсь в фильме про Лимонного Джо и Человек с бульвара Капуцинов  и ожидаю, что вот-вот из-за угла выйдет Миронов и запоет..Это единственное, что я видела о ковбоях. Но здесь мне нравится, и, пожалуй, я была бы не прочь на какое-то время остаться в этой романтичной ковбойской реальности, бесшабашности и смелости, так странно далекой и при этом во многом созвучной «русской душе».

Позже, проезжая через небольшую деревушку по пути в Седону, на обочине дороги мы увидели небольшую скульптуру лошади. Оказалось, что это памятник, а рядом две могилы-  мужчины и его верного друга лошади.

 

Метеоритный кратер

Мы снова проезжаем уже почти что родной мне Флагстафф (неудивительно, ведь здесь готовят самые вкусные суши, пряный кофе и живут звездочеты), Уинслоу (это место осталось для меня загадкой) и оказываемся на пустынной дороге, ведущей к Метеоритному кратеру, о чем нам непрерывно вещает выделенная для рекламы кратера радио-волна.

Метеориты - это яркие росчерки света в небе (называемые иногда "падающими звездами"), которые образуются в результате столкновения небольших метеороидов с земной атмосферой. На темном ясном небе можно увидеть несколько метеоритов за час в любую ночь, во время ежегодных метеоритных дождей вы сможете наблюдать более чем 100 метеоров в час. Существует, вероятно, по крайней мере 1000 астероидов диаметром более 1 км, которые пересекают орбиту Земли. Один из них сталкивается с Землей в среднем раз в 300,000 лет. Число более крупных астероидов среди этой группы меньше и столкновения с ними происходят реже, но они все же иногда случаются и приводят к катастрофическим последствиям. Исследованиями этого вопроса занимается Обсерватория во Флагстаффе, о которой я уже упоминала.

Здесь – все о космосе, земное свидетельство неземного присутствия. Метеоритный кратер является частным владением семьи Берринжера (и носит одноименное название), которая занялась его исследованиями в начале 20 века. Кратер Берринджера был образован железным метеоритом диаметром примерно 30-50 метров. Он имеет 1200 метров в диаметре и 200 метров в глубину. Скорость падения метеорита  составляла 12 км/c. Однако, еще более сильное столкновение произошло в 1908 году в западной Сибири. Объект имел около 60 метров в диаметре. В противоположность кратеру Берриджера, Тунгусский метеорит полностью разрушился перед столкновением и поэтому не образовал кратер. Однако на расстоянии в 50 километров были повалены все деревья. Звук от этого взрыва был слышен на половине земного шара, даже в Лондоне. О метеоритах, кометах, иных небесных телах неземного происхождения и Тунгусском метеорите мы узнаем в музее, предваряющим выход к Кратеру.

Мы смотрим симуляцию падения Метеоритного кратера, происшедшего 50,000 лет назад, здесь также можно создать свой метеор, направить его в любую точку земли.Чем не атомная бомба. Между прочим, согласно исследованиям ученых, физические последствия от падения такого метеора аналогичны падению атомной бомбы.

Здесь можно прикоснуться к вечному,  а еще - к космонавту, правда, ненастоящему.

Мы выходим из музея. Передо мной зияет огромная дыра. Она так необъятна, что захватывает дух. Я на Луне. Хотя нет. На Марсе.

Я подхожу к краю и любуюсь этим таким весомым подтверждением существования бесконечности.

А еще, я вспоминаю «Котлован» Платонова. В конце этой грустной философской истории все бедные и средние мужики работают с таким усердием, будто хотят спастись навеки в пропасти котлована, чтобы их не беспокоил шум жизни с поверхности земли.  

Но о Котловане я вспоминаю только сейчас. А тогда, сидя у края метеоритного кратера, я думаю о тех, кто смотрит на нас сверху и улыбается нам.  Да, уверена, что улыбается.

 

 

Должна признаться, что я не отношу себя к любителям музеев, хотя люблю галереи, но тоже весьма избирательно. Мои любимые направления в живописи – импрессионизм и сюрреализм, как наиболее близкие к сути природы. Извлечь фотоаппарат из футляра меня вдохновляет лишь природа. За редким исключением.

Музей музыкальных инструментов

Мысль коллекционировать музыкальные инструменты посетила меня давно, после поездки в Египет, из которой я вернулась с там-тамом. Я люблю перкуссию, ее завораживающую первобытность, ускоряющую биение сердца, обращенную к генной памяти, к необузданному бессознательному. Из Андалусии я вернулась с кастанедами, напоминающими о страстном фламенко, его отточенных движениях, словно по краю лезвия. Из Южной Африки -  с деревянной лягушкой, вибрирующе-звенящий звук из которой извлекается деревянной палочкой. Кто-то подарил мне бубен – не помню откуда привезенный. Папа – губную гармошку и старинный автомобильный клаксон. Я засматривалась на инструменты и в других странах, но такое увлечение, естественным образом, требует немалых затрат, и не только физических... и вот, пролетев полмира, я стою у порога воплощения моей мечты. Это музей музыкальных инструментов. Он начался с той же мысли, что посетила меня когда-то (позвольте приобщиться к вечному:). Некий американец Robert J. Ulrich решил коллекционировать музыкальные инструменты из разных стран, его коллекция разрасталась, не обремененная финансовыми ограничениями. Удивительно, что этот человек не освоил ни одного инструмента, им движет лишь страсть к музыке, стремление к познанию этого мира через нее.

Музей  поделен на континенты, а каждый континент на страны. При входе тебе выдают наушники. Каждая страна имеет отдельный стенд с музыкальными инструментами и экран, установленный на стене. С приближением к определенному стенду начинает звучать музыка, сопровождающая действо на экране. Преимущественно, мелодия исполняется на инструментах, которые представлены в этой экспозиции. К каждому инструменту даются комментарии, освещающие его историю, значение для данного народа. 

Оказываясь перед очередным стендом, ты погружаешься в иной мир, мир представленной здесь страны, ты слышишь ее, видишь, осязаешь. В нейро-лингвистическом программировании есть теория о трех психотипах людей согласно индивидуально превалирующему органу чувств, а именно, кинестетиках (тактильное восприятие), аудиаликах (органы слуха) и визуаликах (органы зрения). Так здесь, каждый стенд апеллирует сразу ко всем трем органам, создавая эффект присутствия в конкретной стране, полноту и насыщенность восприятия. Здесь также есть комната, где к каждому инструменту можно прикоснуться и попытаться извлечь свой звук, свою мелодию. 

Ты словно путешествуешь по миру и через музыку открываешь для себя все новые и новые страны. Африка представлена очень подробно, я останавливаюсь подолгу у каждого стенда, истории племен, их отношение к музыке как к языку, как к религии, неотъемлемой составляющей ритуалов, как к средству общения в целом –завораживают.

Отдельные стенды еще пустуют, в некоторых висят таблички с обращением об участии в их создании. Этому музею всего один год, но объем проделанной работы, собранная коллекция инструментов –от самых экзотичных, например, ламеллофона «Мбира» этнической группы Зимбавбе до Теремина, первого электронного музыкального инструмента, получившего широкую популярность, извлечение звука из которого не требует касания, звук генерируется электронным током; поистине грандиозен. Здесь проходят концерты (так нам посчастливилось побывать на исполнении духовной музыки Перу музыкантами на изготовленных собственными руками инструментах) и кинопоказы; обучающие программы и стажировки студентов и аспирантов. Ни одно государство, независимо от размера и политической значимости на карте мира, не оставлено без внимания. Так, к моему удивлению, каждая  Балканская вновь созданная крохотная держава имеет отдельный стенд, включая Черногорию.

В полюбившейся мне Африканской части собраны невероятно интересные факты о жизни каждого племени, о происхождении инструментов, факты и рассказы, которые нельзя где-то прочитать, их можно получить только из первых рук. Я представляю основателя музея, путешествующим из страны в страну, останавливающимся в разных племенах, живущим в их хилых хибарах, изучающим их быт, танцы, песнопения, постепенно начинающим понимать язык их музыки. В ММИ -целая Вселенная человека, посвятившего себя изучению этого мира через призму музыки.

Я задержалась в музее на несколько минут дольше, Лана уже ждет меня в машине. Выходя из приятной прохлады помещения и вдыхая раскаленный воздух июльского Феникса, я вижу музыканта, только что исполнявшего духовную музыку Перу. Поравнявшись с ним, я завожу разговор:

- Вы замечательно играли. Спасибо. Вы живете в Перу?

- Спасибо Вам, что слушали, говорит он смущенно; - нет, я уехал из Перу много лет назад. Сейчас я живу в Седоне. А Вы откуда?

- Я из России.

Мысль о том, что я из России, похоже, его очень порадовала, он расплылся в улыбке и добавил:

- Вы обязательно должны побывать в Седоне и помолиться там.

 

Седона

                                                                                                                                                              

Геологическое происхождение красных камней:  на протяжении миллионов лет отступающие океанские воды обнажали слои песчаника и известняка. Песок, в конце концов, покрывался окисью железа, и естественным образом образовывалась «ржавчина». Рыже-красные горы Седоны – результат этого процесса.

Только сейчас, записывая свои воспоминания о поездке, я вспоминаю о том, что когда-то моя подруга из Южной Африке Джанетт  восхищенно писала мне о психологической практике, именуемой «Седона», и рекомендовала изучить ее – в целях личностного развития. Практику я так и не изучила, однако жизнь привела меня к самой Седоне.

Седона находится в долине, окруженной красными каньонами скал Бьют. С главной дороги мы сворачиваем на указатель «Центр информации», где нам приветливый дедушка рисует  схему и перечисляет все места, которые следует посетить и в каком порядке., включая Boynton Каньон, Скалу Колокол, Скалу Собора, и Аэропорт Mesa. Здесь находится большое поселение Chaco - исчезающего индейского племени Anasazi, также недалеко от сюда местечко Четыре Угла.

Кирпично-красные причудливые, отдельно стоящие, слитые воедино, словно по ошибке сбившиеся в толпу несуразные человечки-великаны, похожие на истуканов с острова Пасхи,  горы Седоны, сразу же воскрешают в моей памяти образы Монт Серрат.  И там я видела застывших, взирающих на тебя окаменелых гигантов, настолько явно, что различимы черты их каменных лиц. Монт  Серрат казался повторением работ Гауди, либо в своих причудливых работах Гауди творил свой Монт Серрат. А, возможно, Гауди побывал и в Седоне и вдохновился этими местами, и далеко неслучайно.

Оказывается, что Седона считается одной из самых сильных «аномальных зон» в мире, наряду с Бермудским треугольником. Известно, что коренные американцы полагали, что Седона была центром вселенной и что эту священную землю, можно использовать только для специальных обрядов и церемоний. Согласно их представлениям, в Седоне энергии Земли сходятся, и именно здесь возникают межпространственные проходы, энергетические воронки или вихри («vortex»). В Седоне вихри создаются не ветром или водой, а спирально закручивающейся духовной энергией. Энергия этих вихрей взывает к глубинному Я, высвождает его, усиливая духовные и парапсихологические способности человека.  

Первое упоминание о «вихрях» встречается в 1963 г., когда основатели Центра Луча Радуги (Rainbow Ray Focus) обосновались рядом с «Аэропортом Вихрей», это конечная или крайняя (как скажут парапланеристы) точка путешествия.

 

 

 

 

 

В 1987 году репутация Седоны как духовного центра достигла своего апогея. В Седону стекались паломники, последователи New Age со всего мира, в ожидании Гармонического схождения (Harmonic Convergence).  Согласно исследованиям доктора Хосе Аргуэллас, по майскому календарю 16 августа 1987 года должно было стать временем возрождения и планетарного ускорения, связанного с завершением 26-тысячелетнего орбитального цикла солнца вокруг звездной системы Плеяды и выравнивание нашего зимнего равноденствия с Галактическим Центром. Совмещение с Галактическим центром должно завершиться 21 декабря 2012 г.  Переходные 26 лет (с 1987 по 2012 г.), именуемые «периодом созревания» (flowering period) отводятся на планетарное оздоровление и пробуждение. Очень важно, как люди распорядятся этим временем, сможем ли мы вывести нашу планету, согласно последователям New Age, на новый цикл развития. Гармоническое схождение – это танец двойственности, света и тьмы, женского и мужского начал, просвещения и невежества. Испытание духовное силы человечества. Оно обозначает период инициации для выхода на уровень планетарного сознания и, в перспективе, рождения 6 Солнца, по предсказаниям Ацтеков, Солнца Цветов и 5ого Мира, по космологии Майев, и возврата к Хресту и нашим предкам с далеких звезд.

(по данным  http://rahelio.homestead.com/Harmonic_Convergence.html; http://gosw.about.com/od/sedonaarizona/a/sedonavortex.html)

Мы ежеминутно останавливаемся, завороженные природной фантасмагорией, открывающейся перед нами, в желании запечатлеть ее, записать ее на пленку фотоаппарата и сохранить момент. Ведь каждый –неповторим. Мы приближаемся к Церкви Животворящего Креста (Chapel of the Holy Cross).

Я не сразу ее различаю среди огненно-рыжих камней. Это церковь образец современной архитектуры, она уникально.

В 1932 году архитектор Маргарита Брусвиг Стауд, находясь в Нью-Йорке, заметила, что если смотреть на вновь отстроенное здание Empire State Building под определенным углом, можно различить крест. Так возник ее уникальный архитектурный замысел. Стауд путешествовала по всей Европе и США в поисках места воплощения своего замысла, и, наконец, остановилась на сказочных горах Седоны, пораженная их красотой. Строительство церкви было завершено в апреле 1956 г. Простота и строгая очерченность линий, словно черный квадрат Малевича, заявляющего о праве прямой линии на красоту, в противовес выпуклым и плавным линиям гор. Я захожу в церковь и останавливаюсь, завороженная. Передо мной на противоположной входу стене огромный крест, как часть конструкции из стекла, через которую проходит свет и открывается вид Божественной красоты. Церковь здесь часть природы, не спорит с ней, а принадлежит ей, в этой удивительной конструкции человеческое начало сливается с божественном.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наш дальнейший путь лежит в Аэропорт, «Аэропорт вихрей».

Именно здесь, согласно рассказам, чаще всего наблюдаются НЛО и вихри.

 

 

 

 

 

 

 

 

Лана.  Русской женщине не только в горящую избу войти, тучи развести руками,  но и гору на ладони удержать – нипочем.

Гриша. Шляпа перевесила.. обычно – ровнее ровного. Правда.

...Ну прыгай уже!

Я вглядываюсь в эти сказочные горы, облака причудливых форм, город, лежащий перед нами, словно на блюдце, и соглашаюсь, это место –безвременно. Мне интересно, оставшись здесь, затеряюсь ли я во времени, или оно просто перестанет существовать.

Теперь я понимаю, почему обычно сдержанная, Джанетт  так активно приветствовала и поддерживала мое решение отправиться в Аризону.

Возможно, то, что она не могла обозначать словами, было сокрыто в Седоне...

 

Путь обратно. Аэропорт Кеннеди. Нью-Йорк. Четыре часа ожидания. Я наблюдаю, как девушка за соседним столиком в кафе выщипывает себе брови. Вот это –по-американски. В остальном, американцы, которых я видела, пересеклась - взглядом ли, или иначе, оказались какими-то неамериканскими, то есть неамериканскими- согласно моим представлениям.  Я ожидала повсюду видеть необъятных людей, c трубочкой во рту, вставленной в литровый бумажный стакан с кока-колой, пропитанных запахом бигмака, картошки фри и попкорна. Вот такие вот представления. Однако, я видела много красивых, стройных, спортивных людей, вопреки моим макдональдсовым стереотипам. 

Девушка закончила выщипывать брови и теперь читает книгу с многообещающим названием: «Как стать счастливым». Здорово. Рецепты счастья, упражнения. Если все рассматривать как навыки, то нет ничего, чему нельзя было бы научиться. Даже быть счастливым. Удобно в это верить.

Мой рецепт счастья – в познавании этого мира, в его чувствовании каждое мгновение. Я не ждала найти жизни в пустынной Аризоне в такой концентрации. Здесь одно чудо сменяется другим, твое сознание и душа не успевают прийти в себя, как снова погружаются в эйфорию от фантастической, невероятной красоты этого необъятного, сказочного мира.

Я вернулась домой уже иной, ведь каждое новое путешествие, как новая внутренне значимая встреча, изменяет и дополняет тебя.

Я вернулась с бездонным Гранд-Каньоном, Подковой Пегаса на счастье, волшебными горами Седоны, Магическим светом подземного мира Антилопы, диковинными кактусами и многим другим, свитым в причудливый бисерный рисунок Ланы у меня внутри.

А–РИ-ЗО-НА

А-НО-ЗИ-РА

Почти палиндром.

 

 

 

Обратно <<